Статистика:
Всего пользователей: 11
Пользователей в сети: 0
Рассказов: 24
Иллюстраций к рассказам: 12
Картинок в галереи: 4

Включите функцию "История статусов", если хотите, чтобы все Ваши статусы сохранялись и их можно было обсуждать.

Ник: 

Madao

Имя: 

Зубрилин Степан

Тип: 

Писатель

Рейтинг: 

 (4.83)

Репутация: 

12

Писательский опыт: 


0.23%

Художественный опыт: 


0%

Нарушения: 


Не в сети.
14px

Название: 

Когда мы становимся взрослее

Жанр: 

Фантастика

Опубликован: 

20 сен. 2010 в 15:46

Количество слов: 

2988

Отдано голосов: 

5

Рейтинг: 

 (4.83)

Описание:

В квартире гас свет. Комнату за комнатой обволакивала ночь, предоставляя в обмен искусственности ламп тусклый, практически бесследный, но естественный свет луны.

В квартире гас свет. Комнату за комнатой обволакивала ночь, предоставляя в обмен искусственности ламп тусклый, практически бесследный, но естественный свет луны. В дальней комнате спал мальчик. Вернее, должен был спать, вот только Песочный человек, похоже, по пути, вместе со своими кошмарами, забрел в закусочную на углу, пропустить стаканчик другой. Именно так обычно поступал отец мальчика, когда возвращался с работы, и парой стаканчиков дело обычно не ограничивалось. Хотя, возможно, Властитель Снов был здесь абсолютно не причем. К бессоннице мог привести и недавний скандал, мысли о котором упорно, словно стадо овец, не хотели лезть из головы Шустрика. Именно так прозвали мальчика во дворе, и было совсем не удивительно, что уже никто не помнил за что. Он лежал на постели, закутавшись по самые уши в одеяло, и ждал.

         Ждал, когда родители, наконец, улягутся спать.

         Топ-топ-топ, слышались шаги в коридоре.

         - Не заходи, не заходи, - шептал Шустрик в надежде отогнать непрошенных родителей.

         Раздался звук скрипучей двери, ведущей в родительскую, и шаги в миг утихли.

         Ждал, когда в их комнате погаснет свет.

         Буквально, через пару мгновений, ночь стала полноправной хозяйкой квартиры и ветер, заменявший ей дыхание, влетев в распахнутое окно, дохнул с чувством исполненного долга.

         Ждал, когда из соседней комнаты раздастся отцовский храп.

         Прошло минут двадцать, а может и вечность, тишину так ничто и не нарушило. От нетерпения Шустрик завозился в кровати, но, кроме своего сопения не слышал ничего. Эту битву, как и предыдущую, он был не намерен проигрывать. Правда, сон думал совершенно иначе. Глаза мальчика уже потихоньку начали слипаться, как вдруг тишину расколол пронзительный храп. Словно развевающийся на ветру белый флаг, поднятый противником.

         Не став сразу подниматься, Шустрик решил выждать, для верности, пару минут. Это был не обман и не притворство, отец все также с упоением продолжал захлебываться собственным храпом. Осознав, что медлить больше нельзя, он скинул с себя одеяло, быстро вскочил и хотел, было ринуться к шкафу, но тут же опять, вместе с ногами, забрался в кровать. Окно в комнате было распахнуто уже не первый час, и пол обжигал своим холодом. Теперь, путь до шкафа превратился в настоящее испытание. И ему ничего не оставалось, кроме как раздобыть свои тапки с собачьими мордами.

         Достать первый оказалось не так уж и сложно. Он мирно лежал возле кровати и смотрел своими щенячьими глазами на хозяина. Но вот второй куда-то запропастился. Взвесив все за и против, Шустрик решил, что второй тапок там, где он обычно и оказывается после продолжительных поисков – под кроватью. Осталось только самому слазить и проверить это.

         Пока он выискивал потерянное, дверь шкафа медленно приоткрылась, и в темноте блеснула пара глаз. Но вот их уже четыре, шесть, восемь и все они скачут с места на место, как ошпаренные, будто кучка блох на собаке. Наконец, из глубины шкафа в комнату шагнул и сам хозяин этих глаз. Он, хотя правильнее будет сказать, оно, было огромно, и это вводило в ступор. Каким образом оно смогло туда залезть? Для этого ему пришлось бы сложиться вдвое, чего оно явно не смогло бы сделать со своим брюхом. Мало того, оно не просто залезло в шкаф, оно там жило. Настоящее чудовище из шкафа, Бугимен. Мохнатое, с огромными коктищами, острыми зубами, мокрым носом, четырьмя парами глаз, которые никак не были привязаны к телу, а просто носились взад-вперед, ко всему прочему ужасно милое и дружелюбное, как Карлсон, только это был не Карлсон. Скорее, оно было похоже на любимцев детворы из «Корпорации Монстров» и «Моего Соседа Тоторо».

         Оно неподвижно стояло и всеми своими глазищами наблюдало за мальчишкой, затем сжало и разжало свою огромную когтистую лапу, смекнуло, что чего-то не хватает и опять сунуло свою морду в шкаф. Из шкафа полетели вешалки с футболками, рубашками, пиджаками, несколько пар ботинок, брюки, чудовище все никак не могло уняться, но, наконец, нашло то, что искало. Предметом поисков оказался небольшой чемодан, куда принято укладывать вещи, когда ты собираешься в большое путешествие. Зачем он нужен чудовищу, было не совсем понятно, но оно ухватилось за ручку и с силой потянуло чемодан на себя. В то же время, Шустрик уже натягивал на ногу свою найденную пропажу. Теперь, удостоверившись, что ничего не забыто, Буги, так обычно называл его Шустрик, повернул свою морду к мальчику, чтобы поприветствовать его, а мальчик, который до этого так рвался к шкафу, обернулся к чудовищу. Завидев друг друга, они оцепенели. Шустрик, не моргая, смотрел на Буги, а он смотрел на мальчика. Игра в гляделки продолжалась до тех пор, пока чудовище не начало кричать, словно домохозяйка, завидевшая мышь. Обычно такое случается, когда проходит шок. Пацан, не раздумывая, подскочил к нему и постарался прикрыть его огромную зубастую пасть своей маленькой ладошкой.

         - Тссс, родителей разбудишь! – как можно громче прошептал Шустрик на ухо чудищу.

         Оно вроде бы пришло в чувство и немного успокоилось. Но храп отца, который, наверняка, услышал крик, испарился. Мальчик и гость из шкафа затаили дыхание и, пятью парами глаз, уставились на дверь. С каждой секундой сердце Шустрика стучало все громче: бум-бум. Будум-будум – вторило сердце чудовища. Ожидание, пожалуй, самое глупое убийство времени. Но вот, в родительской комнате скрипнула кровать, и по квартире вновь полился безмятежный храп. Для верности мальчонка щелкнул дверным замком и только тогда облегченно вздохнул.

         - Сегодня такое произошло, что ты, даже со своим воображением не сможешь представить! – Обратился к чудовищу мальчик, когда то поудобнее устроилось на полу, поджав под себя ноги-лапы. – Ты просто… - его взгляд упал на чемодан, который восьмиглазый поставило поближе к себе, наверняка, чтобы опять не забыть. - Куда-то собрался?

         - Похоже, пришло время, - прорычало чудище.

         - Время? Время чему?

         - Прощаться. Пришла пора прощаться.

         - Чемодан обратно положи. У чудовищ из шкафа нет собственных вещей и чемодан не нужен, - властно скрестив руки на груди, довольно хмыкнул Шустрик. Свои слова ему ужасно понравились.

         - Шутки кончились. Я, правда, ухожу, - Бугимен все не сводил глаз с приятеля, наблюдая за его реакцией, затем поднялся, и направилось к окну.

         - Ну конечно, - дрогнувшим голосом, но еще с ухмылкой на лице заявил мальчик. Но, мгновение спустя, улыбка куда-то пропала, и на глаза навернулись слезы. Ему не хотелось отпускать друга, поэтому он ухватился за его ногу и попытался удержать. - Ты не можешь уйти.

         - Ты повзрослел, а в этом мире еще полно детей, кому я буду нужен.

         - Но я не хочу взрослеть. Не хочу становиться взрослым дураком, и потерять друга! – хватка мальчика не ослабла ни на секунду.

         Чудовище остановилось, поставило чемодан на пол и положило свою лапищу на голову Шустрика, пытаясь его подбодрить.

         - Нет-нет-нет. Так дело не пойдет. Если я останусь с тобой еще ненадолго, ты можешь пострадать. Взрослый не способен принять такого как я.

         - Но…но.

         - Знаешь что, я не хочу, чтобы ты держал на меня зла, поэтому, давай забудем об этом ненадолго и подурачимся, а? – Улыбке Буги мог позавидовать и сам Чеширский кот со всем графством Чешир в придачу. - Как на это смотришь?

         - Д-давай, - ослабив хватку и утирая слезы, произнес мальчик.

         - Что бы ты хотел сегодня…?

         - Нет, ты выбирай.

         - Что? Но я…- пыталось, было, запротестовать чудовище, но мальчик стоял на своем.

         - Давай сегодня посмотрим на твою мечту.

         - Мою мечту? – вновь улыбнувшись, чудище почесало подбородок, как бы размышляя, - ну что ж, посмотрим….давай посмотрим….посмотрим, - внезапно, его осенило, - на звезды.

         - Ты никогда не видел звезд? – удивленно воскликнул Шустрик.

         - Настоящих? Никогда, - не скрывая улыбку, ответил Бугимен и протянул руку к кровати, приглашая занять свои места. - Прошу присесть.

         Без раздумий, мальчик с разбегу плюхнулся на кровать, а чудовище осторожно присело рядом. Кровать натужно заскрипела, подавая знак, что совершенно не согласна с таким положением дел.

         - Думаешь, выдержит? – спросил мальчик.

         - Разумеется, - ни на секунду не засомневавшись, ответил друг.

         Внезапно, кровать качнулась и неспешно поплыла ввысь, к потолку. Шустрик обмер от неожиданности. Осторожно подобравшись к краю кровати, он глянул вниз, и от восторга у него отвисла вконец обнаглевшая челюсть. Это было какое-то растение, вероятнее дерево и оно росло, росло из пола его квартиры, из ниоткуда. Потолок был уже близко, а дерево все еще тянулось вверх. Неожиданно, потолок и стены начали разбираться на тысячи частей, будто дом был какой-то мозаикой или детским конструктором, и несуществующий ребенок просто взял и разобрал его.

         А дерево все росло и росло. Ствол стал таким толстым, что не хватило бы и десятка человек, взявшихся за руки, чтобы охватить его. «Интересно, нас уже заметили люди?», - подумал мальчик и глянул по сторонам, но улицы были пусты. Стояла поздняя ночь с мириадами звезд на небе, да огрызком почти ушедшей луны, и лишь в нескольких домах горел свет, но в их жителях, явно не вызывало интерес, какое-то дерево. Шустрик вновь глянул вниз и понял, что кровать их вполне не плохо расположилось на толстенной ветке, которая с легкостью удержит не одного человека, а тем более чудовище.

         - Устраивайся поудобнее, благодаря тебе, у нас лучшие места, ведь это же твое дерево, - добродушно прорычало чудище и устремило свою морду к звездам, и приятель, не долго думая, последовал его примеру.

         - Ты что-нибудь знаешь о звездах?

         - Один мудрец однажды сказал, что звезды – это души… - начал, было, Буги.

         - Это был Король Лев.

         - Тогда, абсолютно ничего.

         - А я бы мог тебе о них такого понарассказывать, если бы сам хоть немного знал. И было бы, как в сказке.

         - Сказке? – одна пара глаз, спрыгнув с головы Бугимена ему же на руку, устремила свой взор на мальчика.

         - Тысяча и одна ночь, - в голове мальчика возник образ маленького чудовища притаившегося в кровати, в ожидании очередной истории и он хихикнул, - Каждую ночь я бы рассказывал тебе новую историю и заканчивал на самом интересном месте, а ты бы хотел услышать продолжение… И никуда бы не ушел.

         - Извини, но в этот раз продолжения не будет.

         На ветке воцарилось молчание: ни скрипа сверчков, ни тяжелой одышки чудища, которой он страдает, как оно уверяет, всю свою жизнь. Только тишина. Гнетущая, неумолимая, бьющая прямо по сердцу. Тишина, из-за которой хочется плакать. На глазах мальчика блеснули слезы, и он упрямо захлюпал носом.

         - Эй-эй. Мы же с тобой вроде договорились? – попытался подбодрить друг из шкафа. - Расскажи мне лучше о том, что приключилось сегодня.

         - Неважно.

         - Ну, как знаешь.

         И опять эта выводящая из себя тишина. Мальчик украдкой глянул на чудовище, но все глаза того были устремлены в небо. Где-то вдали, ночную гладь расчертила полоса. Чудище тут же оживилось и своей лапищей начало пихать мальчика в бок.

         - Смотри, смотри. Звезда упала. Красиво, правда?

         - И одиноко, - прошептал мальчик.

         - Что?

         - Этой упавшей звезде, наверное, будет одиноко.

         - Почему это?

         - Рядом с ней не будет таких же, как она.

         - Но, перемены, это же так интересно. Знаешь, почему я раньше никогда не видел звездного неба?

         Шустрик отрицательно мотнул головой.

         - Потому что я боялся перемен. Раньше, я жил в шкафу и никому не был нужен. Но, потом появился ты, и со шкафом мне пришлось попрощаться. Все изменилось. А вскоре, вот он я, уже задумываюсь о том, что же находится за пределами твоего дома. И так сложилось, что узнал я о звездах. Помнишь, как ты аккуратно выводил их в альбоме цветными карандашами. По-моему, это было домашнее задание.

         - Урок рисования, да. Свободная тема.

         - И ты не поверишь, но мне снова стало страшно. Когда ты думаешь о таких вещах, как звезды…нет, даже так: «Зве-е-езды», - Буги развел руками, как бы пытаясь объять необъятное, - весь мир кажется тебе таким огромным, а сам ты, будто бы, не больше песчинки. Меня пугала одна лишь мысль, сколько мне до них расти и расти. Но я не собираюсь сдаваться. Однажды, я дотянусь до звезды. Знаешь, не так уж плохо - бояться. Но что гораздо важнее – суметь преодолеть страх. И сегодня я сделал это. Я преодолел его. Стал чуточку взрослее. Благодаря тебе.

         - Правда? – удивился мальчик.

         Чудовище поднялось с кровати и вразвалочку побрело по ветке, тем не менее, не переставая размышлять вслух:

         - Угум. Скоро и ты поймешь, что такое перемены. Думаешь, что звезде будет одиноко. Странно. А сколько у нее было друзей там, на небе? Ты же тоже живешь среди людей, но, почему-то, твой единственный друг – это я. – Бугимен дошел до края ветки, оглянулся на приятеля и вновь воззрился на небо.

         - У меня еще могут появиться друзья?

         - Я уверен в этом. В этом мире не бывает ненужных людей.

         - Сегодня я нагрубил своему отцу.

         - Он снова бил тебя? – чудище даже не взглянуло на мальчика.

         - Да.

         - А как же твоя мама?

         - Она и мой брат делали вид, что ничего не происходит. Но я, знаешь что…я просто рассмеялся. Он был очень зол и сильнее ударил меня. Но я почему-то не почувствовал боли. Я высказал ему все, что о нем думаю.

         - А что твой отец?

         - Я думал, он снова меня ударит, но он… просто заплакал.

         Буги подошел и сел на корточки перед мальчиком, заглянув ему прямо в глаза.

         - Видишь, ты уже стал совсем взрослым и такой, как я тебе совсем не нужен.

         - Может, ты и прав, но куда ты теперь отправишься?

         - Попробую отыскать себе побольше новых друзей. И ты не теряй надежды. – Чудище похлопало мальчика по плечу.

         - Это обещание? – Поинтересовался мальчик, протянув чудовищу мизинец.

         - Да, обещание, - чудовище в ответ протянуло свой, и они поклялись друг другу.

         Бугимен уселся на кровать рядом с, теперь уже, своим новоиспеченным сообщником, и они вновь устремили свои взоры в небо. Вот только теперь, никто из них не грустил. Чудовище что-то бормотало себе под нос, а мальчик счастливо улыбался.

         - Когда ты маленький, у тебя не бывает проблем или у тебя куча времени, которое ты можешь тратить на всякую чепуху, - принялся за старое Шустрик, правда теперь было не совсем понятно серьезно ли он это или в шутку. – Когда ты маленький – ты счастлив.

         - Ну вот опять ты начал.

         - Да это просто мысли вслух.

         - Как и мысли о побеге?

         - О чем ты?

         - Побег из собственного дома – не слишком по-взрослому, не находишь?

         - Откуда ты…?

         - Я же твой воображаемый друг, мне все о тебе известно. Мы же останемся с тобой друзьями, верно?

         - Ага.

         - Тогда, давай я напишу тебе письмо. Как идея?

         - Письмо?

         - В нем я расскажу о своих приключениях и новых друзьях.

         На мгновение, мальчик представил, как местный почтальон приносит ему пухлый мятый конверт, не раз передававшийся из рук в руки. Представил, как он поинтересуется: «Что же там такого может быть внутри?», но мальчик ничего не ответит, а только улыбнется и поблагодарит его, затем, забежит в комнату и впопыхах вскроет конверт. Внутри будет много-много страниц, но он не найдет ни одного словечка. На листках будут рисунки. Много-много рисунков, словно комиксы, рассказывающие о приключениях удивительного человека, нарисованные маленьким ребенком. Но, главным героем станет не человек.

         На первой странице будет нарисовано стоящее на вокзале чудовище любопытно глядящее на уходящий вдаль поезд. Перевернув листок, можно будет заметить неудачно нарисованных мальчишек, прижавшихся друг к другу от страха и знакомую когтистую лапу, протянутую им в знак дружбы. Или же новый шкаф друга – его новый дом.

         По телу Шустрика разлилось тепло, и он довольно хмыкнул.

         - Только ты должен пообещать, что дождешься моего письма, - предупредило его чудовище.

         - А когда ты его напишешь?

         - Всему свое время.

         - Ммм…Ладно, обещаю, но и ты должен будешь кое-что пообещать.

         - Что?

         - В залог, ты мне оставишь свой коготь.

         - Чего? – Удивленно покосился Буги. – Мы же с тобой недавно говорили об этом. Если хотя бы частичка меня останется с тобой, то…

         - Ты же знаешь, как крепко я могу держать обещание.

         - Извини, но свой коготь я не смогу тебе оставить.

         Что-то вспыхнуло на небе.

         - Смотри-смотри! – закричало чудовище и указало лапой на группу звезд, собирающихся в кучу.

         Неожиданно звезды обратились крохотными цветочками, разбросанными тут и там по небу. Они, не переставая, кружились в завораживающем танце под одну им известную мелодию, которую не способен понять ни один человек. И вот она уже звучит у мальчика в ушах, и он осознает, что где-то слышал ее прежде. Это что-то знакомое, родом из детства. А цветы все медленнее сближаются друг с дружкой, не сбиваясь с ритма. Вспышка. И нет больше на небе цветочной поляны. Есть только один цветок. Всего один, но такой большой. И есть молодой парень, вернее его силуэт, который сжимает в руках погнутую палку. «Это лук», - догадался мальчик. Из огромного цветка вырывается скопление звезд, так похожее на стрелу. Она летит обратно в руки парня. Мальчик не отрывая глаз, следит за всем этим великолепием, а его веки становятся все тяжелее и тяжелее.

         - Даже со своим воображением ты не мог представить таких звезд, - грустно прорычало чудище.

         Огромное древо начало уменьшаться, словно шарик, который только что проткнули иголкой. Веки мальчика, совсем наполнились свинцом и неспособны были больше подняться, он так и заснул на плече у чудовища. Древо превратилось в тонюсенький росток, а затем и вовсе скрылось под землей, не оставив после себя, ровным счетом ничего. Чудовище поднялось с кровати, аккуратно уложило друга на подушку и накрыло одеялом.

         - И ты отказался от всего этого великолепия, только ради того, чтобы подольше сохранить детство в своем сердце? Не понимаю я тебя. Прощай, мой лучший друг.

         Шустрик улыбался во сне, ему снилось что-то хорошее. Так и должно быть, сны должны приносить счастье, а не становиться очередной картинкой из жизни.

         Бугимен оглянулся по сторонам и посреди обломков дома-конструктора, нашел свой чемодан. Вразвалочку, подошел к нему, взял за ручку, вновь махнул на прощанье лапой, и не спеша, побрел на улицы такого большого, но ужасно не приветливого города.
         Только чудовище со злым умыслом способно прервать сон ребенка, или будильник у которого бесполезно просить помилования. Он будет звонить и звонить, до тех пор пока ты не поднимешься и не ударишь его от отчаяния по макушке, поскольку, сна ты больше не увидишь. Так и Шустрику пришлось, продираясь сквозь сон, дотянуться до журнального столика и стукнуть свой будильник. Но, слово «поражение», явно было не из его лексикона, он вновь укутался в одеяло и попытался задремать.

         В комнату заглянул отец.

         - Просыпайся, твой завтрак стынет на столе.

         Пришлось все-таки ему подняться. Он огляделся по сторонам, протер глаза и зевнул. Шустрик ни на секунду не забывал о прощании, но грусть он оставил вчера, а сегодня у него все будет по-другому. Слазив под подушку, дабы удостовериться на месте ли прощальный подарок лучшего друга, он улыбнулся во весь рот и прошептал самому себе:

         - С сегодняшнего дня все точно будет по-другому.
Прочитано на 0.00%

Показать комментарии

Скрыть комментарии